Монетный брак: листовые клейма на мельхиоровых монетах 1931-1934 годов

 Февраль 6, 2013        монеты 1921-1957 , Монетный брак    31 

Следы листового клейма на монетах являются оригинальным видом монетного брака, характерным для узкого периода чеканки монет. На сегодняшний день монеты со следами листового клейма достоверно известны для мельхиоровых монет 1931-1933 годов. В тоже время, исключать существование подобного брака для монет 1934, а также более поздних годов не разумно. Первая работа с упоминанием данного вида брака опубликована А.И. Федориным в 2007 году в журнале «Нумизматика»[1]. К сожалению, статья не проливает свет на причины появления маркировки металлических лен и основана лишь на предположениях. В 2012 в журнале «Петербургский Коллекционер» были опубликованы исследования Н.С. Моисеенко[2], которые раскрыли истинные причины вышеуказанной маркировки листов. С этим фрагментом статьи я и хочу познакомить читателей.

2. Маркировка монетных лент.

Причины клеймения монетных лент, разумеется, никакого отношения ни к диверсантам, ни к шпионам не имеют. Попробуем немного разобраться с ситуацией на ЛМД, предшествующей началу чеканки мельхиоровых монет. Вследствие того, что наличествующее на Монетном дворе литейное и металлопрокатное оборудование было не таким мощным и, к сожалению, весьма устаревшим, ещё в середине 1920-х годов заводчанам приходилось использовать монетные заготовки, ленту или слитки металла не только своего производства, но и поставщиков – заводов «Красная Заря», «Севкабель», «Красный выборжец».

Учитывая предстоящие большие объёмы чеканки монет нового образца, с самого начала руководству Наркомфина и Монетного двора было ясно, что на имевшемся к весне 1931 г. оборудовании ЛМД самостоятельно не сможет прокатать всю необходимую для выполнения заказа НКФ мельхиоровую монетную ленту и нужно будет использовать ленту 1-го Государственного медеобрабатывающего завода в Кольчугино (город, расположенный в Ивановской промышленной [а ныне – Владимирской] области) или какого-нибудь другого. Первая чеканка мельхиоровой монеты была осуществлена 29-30 мая 1931 г. из 6,5 кг ленты Кольчугинского завода в присутствии технического директора ЛМД А.Ф. Гартмана и заведующего прокатным цехом завода «Красный Выборжец» В.Г. Самсонова. Результаты были признаны удовлетворительными. Согласно пункта 2 Протокола совещания от 23 мая, Инспекцией по хозорганам НКФ СССР и Техническим Управлением объединения «Цветметзолото» 7 июня 1931 г. были приняты новые технические условия на мельхиоровую ленту. В них чётко было прописано наличие маркировки:

МЕЛЬХИОРОВЫЕ ЛЕНТЫ.

А. ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ.

Б. КЛЕЙМЕНИЕ (МАРКИРОВКА) и УКУПОРКА.

….

Партия должна иметь на углу каждой ленты клеймо завода и номер партии по порядку изготовления, причем клейма должны ставиться с таким расчетом, чтобы при вырубки они оставались на обрезках.

По нашему предположению, в основе этого условия лежало, прежде всего (помимо исторических традиций помечать собственную продукцию), попытка чёткого разделения ответственности (прежде всего – финансовой) за уровень брака, производимого при чеканке монеты, поскольку при наличии нескольких поставщиков именно клеймение лент позволяло вычленить виновного.

Однако в Кольчугино возникли какие-то проблемы. Первый вагон с лентой вместо 15 мая поступил только 6 августа. Параллельно, в качестве возможной альтернативы, 9 июля 1931 г. была произведена пробная плавка 80 кг мельхиора на «Красном выборжце», получено 74,77 кг кованины. Одновременно с этим в июле на Кольчугинский завод была отправлена с ЛМД целая рабочая бригада с целью перенимания опыта и заимствования технических решений при производстве плавки и прокатки. В бригаду входили уже упоминавшийся П.В. Латышев и помощник заведующего Монетными Переделами Н.С. Стратонович. Каждый из них по возвращению представил подробный отчёт, сопровождённый чертежами и эскизами устройств и инструмента; это в значительной мере облегчило впоследствии выпуск мельхиора на ЛМД. В отчёте Н.С. Стратоновича, содержавшем сведения о технологическом процессе изготовления проката, имеется упоминание о том, что на каждую ленту ставился номер партии, так называемая «марка». Первоначально размеры её были слишком велики (10÷15 мм) и при высечке монеты обязательно бы попадали на кружки, поэтому была достигнута договорённость при поставке ленты на ЛМД «об уменьшении размера марки и проставлении её на уголке».  Очевидно, именно поэтому высота цифр известных клейм на мельхиоровых монетах не превышает 4 мм.

Как вскоре выяснилось, маркировка на лентах ставилась не напрасно. Первая 20-копеечная мельхиоровая монета нового образца была отчеканена только 26 августа, а уже 30-го ЛМД предъявил претензию Кольчугино в том, что из-за толстоты ленты монеты «получаются чересчур тяжёлыми». 1 октября 1931 г. представители ЛМД (заведующий ОТК П.В. Латышев и заведующий Монетными Переделами А.Г. Яковлев) и заведующий ново-прокатным отделом Кольчугинского завода С.И. Сочихин составили акт о наличии дефектов на присланных 23 кг пробных мельхиоровых лент.

Тем не менее, привозная лента продолжала оставаться лучшей. Общий брак за декабрь 1931 г. распределялся так: 6,6% — лента поставщиков, 9% — лента ЛМД. Но внимательное отношение к своему труду вскоре позволило ленинградцам на какое-то время даже «перегнать» своих коллег. На производственном совещании ЛМД 4 января 1932 г., несмотря на отсутствие на заводе надлежащего прокатного оборудования, отмечалось что «на Кольчугине – выход ленты без брака выражается в 42-46%, остальное – брак, а у нас обратно: брака примерно 42-46%, а остальное – годная лента».

Ситуация существенно осложнилась к концу февраля 1932 г., когда из-за поступавших в Наркомфин нареканий на качество выпускаемой мельхиоровой монеты ОТК ЛМД пришлось проанализировать причины брака. По мнению П.В. Латышева, причиной тусклого вида монеты было наличие 20, а не 25% никеля (как в большинстве стран), а непрочекан – следствием высокой рельефности рисунка. Не малую роль в этом играло и качество ленты. В протоколе от 14 марта 1932 г. упоминается «ряд мешков со значительным браком, чем это бывает обычно, и составляющем в среднем до 22,7%». Данные из совещания 3 апреля 1932 г. ещё более позволили конкретизировать количество «белого брака» мельхиоровой ленты: кольчугинская давала всего 2% брака, а мондворовская – до 16%.

Борьба за снижение брака продолжалась постоянно, после мая 1933 г. ситуация несколько стабилизировалась. Несмотря на модернизацию производства и увеличение выпуска своего металла, из отчётов ЛМД видно, что и в 1934-1937 гг. объёмы поставок мельхиоровых лент Кольчугинского завода продолжали быть выше мондворовских. В 1938 г. отмечалось дальнейшее уменьшение количества брака и указывалось на то, что почти половина его была вызвана неверными геометрическими размерами поступающей ленты с Кольчугинского завода (мельхиор) и «Красного выборжца» (бронза).

Исходя из сохранившихся документов следует, что и в более позднее время традиция маркировки поставляемого металла продолжалась. Причём относилось это не только к мельхиору. В технических условиях от 1941 г. на монетную ленту из алюминиевой бронзы, поставляемую входившим в объединение «Цветметобработка» Кольчугинским заводом им. С. Орджоникидзе и предназначенную для чеканки двухкопеечных монет, в разделе «Упаковка и маркировка» было четко прописано: «13. На каждом свёртке [имеется в виду лента, свёрнутая в рулон с фиксированным внутренним диаметром – Н.М.] должно быть клеймо ОТК завода-поставщика и порядковый № партии».

Судя по записям, имеющимся на учётном листе в этом деле, 2 марта 1994 г. архивариус ЛМД М.И. Смирнов ознакомился с этими документами и сделал из них выписки. Следовательно, утверждение А.И. Федорина о том, что Михаил Иванович «не смог обнаружить какие-либо документы, проливающие свет на историю появления листовых клейм» — голословно и, мягко говоря, не имеет под собой никаких оснований. Скорее всего, или М.И. Смирнову никогда этот вопрос не задавался вовсе или же он не счёл возможным отвечать человеку, регулярно публикующему в своих работах недостоверные сведения и поддельные монеты.

Аналогичные требования на приёмку монетных лент сохранялись и после Великой Отечественной войны, но их маркировка приняла несколько иные формы. Так в технических условиях на монетные полосы, утверждённых заместителем министра цветной металлургии В.А. Фроловым 22 апреля 1946 г., говорится уже не о клеймении, а о прикреплении к каждой пачке ярлыка «с указанием: наименование завода-изготовителя, размеров полос, марки сплава, состояния материала и номера настоящих Т.У.». Каждая партия металла дополнительно снабжалась сертификатом, включавшим, помимо перечисленного, результаты механических испытаний и вес партии.

Впоследствии опять был осуществлён возврат к прежним правилам приёмки. С 14 января по 30 апреля 1948 г. на ЛМД действовали временные технические условия, в которых было указано, что «8. На каждой полосе мельхиора, вместе с клеймом ОТК, краской ставится число» «10», «15» или «20» – в зависимости от размера полосы (размер чисел составлял 25-30 мм). Цифры, разумеется, соответствовали монетным номиналам.

Помимо технических условий, разработанных ЛМД для отечественных заводов-поставщиков, известны тождественные документы 1947 г. для германских заводов, поставивших в СССР по репарациям только в указанном году 1200 тонн мельхиоровых и бронзовых монетных лент. В этих документах в разделе «Маркировка» имеется пункт «1. На каждом рулоне ленты должно быть нанесено клеймо завода с указанием № партии».

Таким образом, известен целый ряд документов 1930-1940-х годов (очевидно, в будущем, он будет расширен) объясняющих наличие заводских клейм на металлических лентах, использованных в монетном производстве. Обзор аналогичных сведений за более раннее и более позднее время выходит за рамки настоящей работы.

Н.С. Моисеенко

Также известны монеты содержащие клейма, где кроме цифр присутствуют еще и буквы. Две такие монеты показал C_A:

Только что стало известно об обнаружении 15 копеек 1934 со следами листового клейма.

Данный вид брака достаточно редко встречается в обращении. Стоимость таких монет в хорошем состоянии обычно превышает 1000 руб. Ниже представлены данные по встречаемости и известным номерам клейм на мельхиоровых монетах 1931-1933 годов.

 .

1931

1932

1933

1934

10 копеек

14, 18, 32

45

8?

15 копеек

ТО03

6(или 9?),26,36,37,85,89,91

x0

20 копеек

38,43(2шт),84,98

24,35(2шт),50,5х?,59,86?,98

Если Вы обладаете информацией о существовании других монет со следами маркировки металлических монетных лент или монет с ранее неизвестными номерами клейм, прошу оставить эту информацию в виде комментария к заметке.

1.Федорин А.И. Надчекан до чеканки или следы учёта контроля на первых никелевых советских монетах // Нумизматика. 2007. №12. С.30-31.

2. Моисеенко Н. Маркировка монетных лент в 1930-1940-х годах // Петербургский Коллекционер. 2012. №2(70). С.16-21.

В качестве иллюстрации представлено изображение 20 копеек 1932 с клеймом «43», предоставленное adara78.

С остальными видами монетного брака вы можете ознакомиться в специальном разделе нашего сайта: Виды монетного брака (справочное пособие).

20

Технические условия на изготовление разменной никелевой монеты СССР достоинством в 20, 15 и 10 копеек (1949 год)

 Январь 18, 2013        монеты 1921-1957    2 

Вчера я опубликовал технические условия (ТУ) на изготовление разменной бронзовой монеты достоинством 5, 3, 2 и 1 копеек 1949 года. Так как тема вызвала интерес, то сегодня публикую данные для мельхиоровых монет достоинством 20, 15 и 10 копеек. Напоминаю, что ТУ были опубликованы Никитой Сергеевичем Моисеенко в одной из своих статей[1].

ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ на изготовление разменной никелевой монеты достоинством в 20, 15 и 10 копеек

1. Описание

Разменная монета достоинством 20, 15 и 10  копеек изготавливается из никелевого сплава — мельхиора.

На лицевой стороне монеты расположен щит в виде квадрата со срезанными углами.

На щите расположены рельефное изображение цифр 20, 15 и 10 в соответствии с достоинством монеты и надпись «коп».

С левой стороны щита расположено рельефное изображение дубовой ветки, сверху изображение колоса, часть которого закрыта верхней правой частью щита. С правой стороны щита расположено рельефное изображение дубовой ветки.

В нижней части монеты расположены рельефные цифры, обозначающие год изготовления монеты.

На оборотной стороне монеты в верхней части изображен Государственный герб Советского Союза, внизу расположена рельефная надпись «СССР».

Монета с обоих сторон имеет по окружности рельефный ободок.

Цилиндрическая поверхность монеты по окружности — рифленая.

2. Материал

Монеты достоинством 20, 15 и 10 копеек изготавливаются из мельхиоровой ленты марки НМ-81, ГОСТ 492-41.

3. Веса и размеры монет

Монеты должны иметь следующие веса и размеры:

Достоинство монеты 20 копеек 15 копеек 10 копеек
Вес в г

3.6

2.7

1.8

Допуск по весу в г

±0.19

±0.15

±0.10

Диаметр в мм

21.84

19.56

17.27

Допуск по диаметру в мм

±0.05

±0.05

±0.05

Толщина по ободку монеты в мм

1.50

1.40

1.20

Допуск по толщине в мм

-0.20/+0.25

-0.20/+0.25

-0.10/+0.20

Примечание: Диаметр монеты определяется по основанию рифов.

Количество рифов по окружности монеты и высота их должны быть следующие:

Достоинство монеты 20 копеек 15 копеек 10 копеек
Число рифов

127±5

113±5

102±5

Высота рифов в мм

0.15

0.15

0.15

Допуск на высоту рифов

±0.05

±0.05

±0.05

Ширина ободка по окружности должна быть следующей:

Достоинство монеты 20 копеек 15 копеек 10 копеек
Ширина ободка в мм

0.70

0.65

0.55

Допуск по ширине в мм

±0.15

±0.15

±0.15

4. Качественные требования

Монеты должна соответствовать утвержденным образцам.

5. Методы испытания

От каждой партии монеты в 250 тысяч рублей отделом технического контроля отбирается 2 монеты для анализа на содержание меди и никеля. Анализ должен отвечать составу мельхиору марки НМ-81.

В случае результатов анализа, не отвечающих составу мельхиору марки НМ-81, берется повторная, удвоенная проба.

Если результаты анализа повторной пробы не отвечают составу мельхиора марки НМ-81 — вся партия монеты бракуется.

6. Правила приема

Монета каждого достоинства принимается отделом технического контроля монетного двора путем внешнего осмотра каждой монеты с обеих сторон и должна соответствовать утвержденным образцам.

Кроме того, отделом технического контроля от каждой партии в 250 тысяч рублей берется 5 монет и проверяется их соответствие их с п. 3-м настоящих технических условий.

В случае несоответствия их с п. 3 технических условий, проверке подвергается удвоенное количество монет.

Если при проверке удвоенного количества монет они не соответствуют п. 3 технических условий, вся партия направляется на повторный 100% переконтроль.

7. Упаковка и маркировка

Монеты упаковывается в мешки по 1000 рублей каждого достоинства. Количество монет в мешке должно быть следующим:

20 копеек — 5000 штук

15 копеек — 6666 штук + одна 10-копеечная монета

10 копеек — 10000 штук

Вес монеты в мешке должен быть равным 18 кг с допуском по весу ±0.36 кг.

Завязка, пломбировка, навеска ярлыков и другие операции производятся в соответствии с инструкцией на упаковку разменной монеты, утвержденной Государственным Банком СССР.

1. Н.С.  Моисеенко. Иррегулярные монеты 1947 года: Документы // Петербургский Коллекционер. СПб., 2010. № 1 (57). С.24-28.

 

5

Технические условия на изготовление разменной бронзовой монеты СССР достоинством 5, 3, 2 и 1 копеек (1949 год)

 Январь 17, 2013        монеты 1921-1957    2 

Регулярно на форумах возникают вопросы о существовании технических условий (ТУ) для монет советского чекана. В виду высокого интереса к теме приведу копии ТУ для монет 1949 года, которые нашел и опубликовал Никита Сергеевич Моисеенко в одной из своих статей[1].

ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ на изготовление разменной бронзовой монеты достоинством 5, 3, 2 и 1 копеек

1. Описание

Разменная монета достоинством 5, 3, 2 и 1  копеек изготавливается из алюминиевой бронзы.

На лицевой стороне монеты расположены рельефное изображение цифр 5, 3, 2, 1 и надписи «копеек», «копейки», «копейка» в соответствии с достоинством монеты.

В нижней части монеты расположены рельефные цифры, обозначающие год изготовления монеты и внизу цифр рельефная точка.

Снизу вверх по окружности расположены рельефные изображения двух стеблей с колосьями.

На оборотной стороне монеты в верхней части изображен Государственный герб Советского Союза, внизу расположена рельефная надпись «СССР».

Монета с обоих сторон имеет по окружности рельефный ободок.

Цилиндрическая поверхность монеты по окружности — рифленая.

2. Материал

Монеты достоинством 5, 3, 2 и 1 копеек изготавливаются из ленты алюминиевой бронзы марки БР-А5, ГОСТ 493-41.

3. Веса и размеры монет

Монеты должны иметь следующие веса и размеры:

Достоинство монеты 5 копеек 3 копейки 2 копейки 1 копейка
Вес в г

5.0

3.0

2.0

1.0

Допуск по весу в г

±0.23

±0.17

±0.10

±0.07

Диаметр в мм

25.0

22.0

18.0

15.0

Допуск по диаметру в мм

±0.05

±0.05

±0.05

±0.05

Толщина по ободку монеты в мм

1.50

1.35

1.25

0.90

Допуск по толщине в мм

-0.20/+0.25

-0.15/+0.20

-0.15/+0.20

-0.10/+0.15

Примечание: Диаметр монеты определяется по основанию рифов.

Количество рифов по окружности монеты и высота их должны быть следующие:

Достоинство монеты 5 копеек 3 копейки 2 копейки 1 копейка
Число рифов

147±5

128±5

103±5

90±5

Высота рифов в мм

0.15

0.15

0.12

0.12

Допуск на высоту рифов

±0.05

±0.05

±0.05

±0.05

Ширина ободка по окружности должна быть следующей:

Достоинство монеты 5 копеек 3 копейки 2 копейки 1 копейка
Ширина ободка в мм

1.00

0.75

0.60

0.60

Допуск по ширине в мм

±0.20

±0.15

±0.15

±0.15

4. Качественные требования

Монеты должна соответствовать утвержденным образцам.

5. Методы испытания

От каждой партии монеты в 30 тысяч рублей отделом технического контроля отбирается 2 монеты для анализа на содержание меди и алюминия. Анализ должен отвечать составу бронзы марки БР-А5.

В случае результатов анализа, не отвечающих составу бронзы марки БР-А5, берется повторная, удвоенная проба.

Если результаты анализа повторной пробы не отвечают составу бронзы марки БР-А5 — вся партия монеты бракуется.

6. Правила приема

Монета каждого достоинства принимается отделом технического контроля монетного двора путем внешнего осмотра каждой монеты с обеих сторон и должна соответствовать утвержденным образцам.

Кроме того, отделом технического контроля от каждой партии в 30 тыс. рублей берется 5 монет и проверяется их соответствие их с п. 3-м настоящих технических условий.

В случае несоответствия их с п. 3 технических условий, проверке подвергается удвоенное количество монет.

Если при проверке удвоенного количества монет они не соответствуют п. 3 технических условий, вся партия направляется на повторный 100% переконтроль.

7. Упаковка и маркировка

Монеты упаковывается в мешки по 50 рублей каждого достоинства. Количество монет в мешке должно быть следующим:

5 копеек — 1000 штук

3 копейки — 1666 штук + одна двухкопеечная монета

2 копейки — 2500 штук

1 копейка — 5000 штук

Вес монеты в мешке должен быть равным 5 кг с допуском по весу ±150 граммов.

Завязка, пломбировка, навеска ярлыков и другие операции производятся в соответствии с инструкцией на упаковку разменной монеты, утвержденной Государственным Банком СССР.

В продолжении темы также опубликованы ТУ для монет номиналом 20, 15 и 10 копеек.

1. Н.С.  Моисеенко. Иррегулярные монеты 1947 года: Документы // Петербургский Коллекционер. СПб., 2010. № 1 (57). С.24-28.

 

5

Новодельные монеты СССР 1931-1952 годов

 Январь 17, 2013        монеты 1921-1957    3 

Новодельные монеты СССР 1931-1952 годов, иногда именуемые как «хрущевские новоделы», достаточно широко известны коллекционерам. На данный момент наиболее полная информация о специальном монетном выпуске 1931-1952 годов представлена в каталоге Л.Ф. Петрова и А.И. Федорина «Монеты Страны Советов. Тиражные монеты специального чекана РСФСР и СССР. 1921-1991.». Отличительной особенностью этого выпуска является улучшенное, по сравнению с тиражными монетами, качество чекана, а также широкое использование комбинаций штемпелей, не характерных для тиражных монет.

10 копеек 1944 новодельный чекан (фото: PaveL)

К сожалению до сих пор не известно с какой целью выпущена эта серия новодельных монет. Так, например, Я.В. Адрианов в своем каталоге «Монеты советского государства и современной России» пишет следующее:

Существует довольно правдоподобна версия присхождения этих экземпляров, за точность которой, однако, автор поручиться не может. Вот она:

В 1956 году в Советский Союз с визитом приехал один из политических деятелей Западной Германии (предположительно — Вилли Брандт), который был коллекционером-нумизматом. Н.С. Хрущев, бывший в то время Председателем Совета Министров СССР, распорядился преподнести ему в подарок полную коллекцию советских монет. Оказалось, что подобрать такую коллекцию силами государственных музеев без существенного ущерба собственным фондам невозможно, а потому было дано распоряжение изготовить такую коллекцию вновь. Поскольку некоторых штемпелей на ЛМД в наличии не оказалось, они были изготовлены заново.

В вышеупомянутом каталоге Л.Ф. Петрова и А.И. Федорина также представлена схожая гипотеза появления этих монет:

Второй выпуск тиражных советских монет специального чекана датируется не ранее 1955 и, вероятно, не позднее 1958 года. Исключительно малый тираж этих монет, исполненных в качестве улучшенной степени сохранности, с датами 1931-1952 гг. имел, скорее всего, только презентационное назначение. Данная версия, к сожалению, базируется только на слухах в среде нумизматов. Более точная и достоверная информация отсутствует. Существует лишь предположение о том, что генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев лично распорядился произвести чеканку монет этого периода. По видимому для преподнесения особо ценного нумизматического подарка какому-то политическому лидеру зарубежного государства. Возможно, приверженность к нумизматике в то время, была у президента Франции Шарля де Голля. нумизматом-любителем вполне мог быть и 34-й президент США Дуайт Эйзенхауэр. Выяснить достоверно, кто из них получил в подарок комплект советских монет специального чекана, пока не удалось.

Еще одну версию, основанную на изучении архивных данных, приводит Н.С. Моисеенко[1,2]:

В конце 1940-х гг. (вероятнее всего, в 1948 г., по прямому распоряжению руководства Гознака) на ЛМД поступил «Список советских монет, которые могут быть изготовлены для музея Изобразительных искусств им. А.С. Пушкина» (далее – ГМИИ). В нём предлагалось отчеканить полные серии разменных советских монет с 1921 по 1947 год включительно. Основанием для этого, предположительно, послужила заявка музея на пополнение своей, весьма скудной на тот момент, советской части нумизмизматической коллекции. К сожалению, в архиве самого музея какие-либо документы, подтверждающие инициирование заказа на изготовление новоделов отсутствуют. Были ли тогда изготовлены указанные монеты – установить пока не удалось.

Тем не менее, в Архиве ЛМД существует ряд документов, свидетельствующих о том, что и в 1950-м году Управление Гознака планировало отчеканить весь ряд номиналов монет середины 1920-х годов, выпускавшихся из драгоценных металлов (от серебряных 10 копеек до золотого червонца). К сожалению, из-за фрагментарности и территориальной разрозненности переписки, посвящённой этому событию, реконструировать целиком ход событий на основании имеющихся сведений затруднительно. Не исключено, что заказ на чеканку новодельных монет в 1950-м году связан с реалиями, описанными выше. В меньшей (по мнению автора) степени это может быть и совершенно не связанный с коллекцией ГМИИ заказ.

Однако, из приводимого далее документа следует, что к началу 1950 г. на ЛМД отсутствовал готовый к работе инструмент для чеканки некоторых монет первых лет советской власти. Автору данной статьи кажется маловероятным, что если подобный инструмент наличествовал на заводе и использовался совсем незадолго до этого, то у руководства монетного двора не было бы необходимости его заново изготавливать (за исключением того случая, если после выполнения заказа конца 1940-х гг. он был сразу же уничтожен). В любом случае, если инструмент был исполнен вновь, то должны существовать новодельные серебряные рубли с датой «1924», имеющие штемпельные отличия от монет этого типа, выпускавшихся в 1920-х годах. Об этом свидетельствует, например, один из протоколов Технического совета ЛМД, требующий, на наш взгляд, полного цитирования.

«Нач-ку О.Г.Т. тов Журкину Н.В.

Вх. № 243

7/IX-50 г

ПРОТОКОЛ

технического совещания при главном технологе

Ленинградского Монетного Двора от 30-го августа

1950 года.

Присутствовали: гл. технолог зда тов. Журкин Н.В., нач. цеха производства

монеты т. Богданов Н.Э., начальник инструм.-граверн. цеха

т. Енин В.М., главн. художник-гравер т. Харитонов, зам. нач.

ИГЦ т. Елшин Я.А., мастер цеха пр-ва монеты т. Митин А.А.

Повестка дня

1 Обсуждение заказа Управления Гознака МФ СССР от июля м-ца 1950 г. за № 87.

Постановили

1 По заказу на изготовление золотых червонцев поручить начальнику ОГТ тов. Журкину Н.В. подобрать всю необходимую техническую документацию, на основании которой начальнику ИГЦ тов. Енину В.М. изготовить инструмент и сдать его в эксплоатацию цеху производства монеты.

2 Для изготовления серебрыной монеты достоинством в один рубль – в ИГЦ нет маточника герба для лицевой стороны с изображением рабочего и крестьянина. Поручить тов. Позднякову Г.И. списаться по этому вопросу с Управлением Гознака, после чего принять соответствующие решения.

3 По изготовлению разменной серебряной монеты достоинством 20-15-10 коп. и банковской серебряной монеты достоинством 50 коп. затруднений нет следует только начальнику ОГТ пересчитать толщину лент.

4 Для производства банковской монеты /червонец, рубль, полтинник/ главному механику тов. Семашко Н.П. привести в надлежащее состояние и установить гуртопечатный станок.

5 Начальнику ОГТ тов. Журкину Н.В. подобрать или вновь разработать чертежи для производства банковской монеты на гуртильные плашки, хомутики, крышки патронов, снималки, а начальнику ИГЦ изготовить по этим чертежам весь инструмент.

Председатель технического

совещания <подпись> Н. Журкин

Секретарь <подпись> В. Енин

Ф.К.»

Столь категоричный тон документа внушает определённую увереность в том, что этот заказ был исполнен. На наш взгляд, поступление в феврале 1951 г. с ЛМД трёх золотых червонцев 1925 г. в музей Гознака — явное тому подтверждение.

Известно, однако, что подобный запрос (на изготовление новоделов) вновь поступил на ЛМД во второй половине 1954 г. Автор также считает необходимым целиком привести текст упомянутого приказа.

«И.о. гл. инж. 1) Дать указание о проверке наличия инструмента на <неразборчиво> медали СССР а также на РМ [т.е. разменную монету – Н.М.] СССР: означен<неразборчиво> знаков 2) За<неразборчиво> со своим <неразборчиво> о <неразборчиво> зн<неразборчиво> изделий 3) Во <неразборчиво; возможно – «тот час»> мне [доложить] 1.10.54 <подпись>

Вх.№ 2727 29/Х Копия

Экз. № 28

ПРИКАЗ № 116 ПО ГЛАВНОМУ УПРАВЛЕНИЮ ПРОИЗВОДСТВОМ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗНАКОВ /ГОЗНАК/

МИНИСТЕРСТВА ФИНАНСОВ СССР

«25» сентября 1954 г.

Об обязательной передаче Государственному Эрмитажу и Государственному музею изобразительных искусств имени А.С. Пушкина по 2 экз. орденов, медалей, монет, нагрудных знаков и денежных знаков СССР.

В соответствии с распоряжением Совета Министров СССР от 10 сентября 1954 года № 9916р ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Директорам: Ленинградского монетного двора т. Мартыненко В.Л., Московского монетного двора т. Кольцову Е.И., Московской печатной фабрики т. Егорову А.А. и Краснокамской печатной фабрики т. Малышеву П.А.:

а) Передавать в обязательном порядке безвозмездно с 1 января 1955 г. Государственному Эрмитажу в г. Ленинграде и Государственному музею изобразительных искусств им. А.С. Пушкина в г. Москве по 2 экземпляра новых видов выпускаемых орденов, медалей, монет, нагрудных знаков и денежных знаков СССР и выделить лиц, ответственных за своевременную передачу.

Стоимость передаваемых изделий относить на стоимость выполнения соответствующих заказов. Передачу осуществлять после предварительного согласования перечня передаваемых изделий с Главным управлением Гознака;

б) изготовить по заказу Министерства культуры СССР и передать ему в 1955 году за плату образцы изделий, выпущенных предприятиями Гознака до 1955 года.

2. Начальнику отдела производства монет, орденов и медалей Главного управления Гознака т. Стратоновичу Н.С. и начальнику отдела полиграфического производства Главного управления Гознака т. Ерохову А.И.:

а) согласовать с Министерством культуры СССР перечни изделий, выпущенных предприятиями Гознака до 1955 года, подлежащих передаче Министерству культуры СССР за плату в 1955 году;

б) предусмотреть в заявках на 1955 год драгоценные металлы, потребные для изготовления этих изделий.

в) установить контроль за своевременной передачей изделий, перечисленных в пункте 1 настоящего приказа.

п/п Начальник Главного управления Гознака

Министерства финансов СССР И. Сивков

Верно: секр[етарь]. <подпись>»

О том, что этот приказ был выполнен, свидетельствуют документы Государственного Эрмитажа, в которых отмечается поступление в 1955 г. с Монетного двора 28 экземпляров разменных монет. Практически одновременно с этим, в ноябре 1955 г. в ГМИИ с ЛМД поступили образцы серебряных монет 1924 г. и два золотых червонца 1925 г. Некоторые особенности изображения на лицевой стороне этих золотых монет, по-нашему мнению, могут служить хорошими идентификационными признаками для выявления среди вновь предъявляемых золотых червонцев с датой «1925» экземпляров, относящихся к новодельной чеканке 1955 года.

Можно с большой долей уверенности предположить, что в данном случае речь шла об одной из эмиссий хорошо известных нумизматам «хрущёвских» новоделов. Основанием для таких предположений (т.е. об их чеканке во второй половине 1950-х гг.) служит тот факт, что наиболее младшие по обозначенной на них дате монеты из этой серии отчеканены штемпелями лицевых сторон, датирующимися 1954 г. Фактом, подтверждающих предположение о неоднократной чеканке новодельных советских монет, служит существование штемпельных разновидностей среди подобных экземпляров с одинаковыми датами на оборотной стороне (например, двух вариантов новодельных 20-ти и 10-копеечников 1938 г., а также двух вариантов пятаков 1939 и 1940 гг.; по мнению автора данной статьи, таких монет должно быть больше и они просто пока не обнаружены коллекционерами). Косвенным свидетельством о возможном проведении этой эмиссии новоделов в 1955 г. является фиксация в «Ведомости остатков готовых изделий и отгруженных товаров на I/I-56 г.» наряду с десятками видов прочей продукции ЛМД «обр[азцов? орденов, медалей, нагрудных]. зн[аков? и]. монеты разн[ого достоинства?]. 9860 шт[ук] на 521 р. 14 к.». Указанное число предметов может соответствовать не более чем 70-ти полным комплектам «новоделов» советских монет с датами 1931-1952 гг. Однако, исходя из различной степени встречаемости отдельных их номиналов, можно предположить, что чеканка их по годам осуществлялась неравномерно. В частности, одна из самых редких «новодельных» монет (20-копеечник 1934 г.) известна в количестве около 20-30 экземпляров (один из крупнейших московских знатоков советских монет И.И. Рылов насчитывает в частных собраниях даже до 33-х экземпляров этих монет), в то время как другие (например, наборы 1931-1932 гг.) – встречаются значительно чаще.

Несмотря на наличие необходимого оборудования для изготовления монет с улучшенным качеством поверхности (в середине 1950-х гг. на ЛМД имелось 7 шлифовальных и 2 гравёрно-полировальных станка), и начавшееся широкое распространение коллекционного движения в СССР со второй половины 1950-х гг., попыток возобновить чеканку подобных монет некоторое время после описанных событий не осуществлялось. О том, что в начале 1960 г. на заводе была возможность изготавливать полированные кружки, свидетельствует один из приказов об объявлении выговоров работникам ЛМД. В нём говорится о том, что два работника орденного цеха самовольно вырубили и отполировали 15 мельхиоровых кружков якобы «для изготовления медальонов».

Следующий факт появления так называемых «новоделов» разменных советских монет 1931-1952 гг. в частных собраниях отмечается в середине 1960-х гг. Не исключено, что это – следствие реализации коллекционерам упомянутых выше новоделов 1955 г. выпуска. Несмотря на отсутствие в Архиве СПМД документов, прямо указывающих на проведение «новодельной чеканки» в начале 1960-х годов, по нарративным историческим источникам, а также по данным М.И. Смирнова, можно предположить, что ещё один подобный заказ, вероятно, предназначенный для пополнения коллекции Музея Гознака, был осуществлён в 1962 или 1963 году. Известно о выдаче в указанное время одним из руководителей завода своему бывшему сотруднику (с его собственных слов) полного годового комплекта монет 1934 года. По мнению М.И. Смирнова, в это же время на ЛМД были изготовлены из драгоценных металлов новодельные монеты 1920-х гг., в том числе и золотые червонцы 1923 и 1925 гг., однако документов, подтверждающих это, автору данной статьи пока обнаружить не удалось. Единственным косвенным свидетельством возможности этой эмиссии советских монет старших номиналов в указанные годы может служить передача в собрание Государственного Эрмитажа в июле 1963 г. Б.Е. Быховским в числе других монет и двух медных (возможно, латунных) оттисков червонца 1925 г. Если учесть, что Б.Е. Быховский был близко знаком с рядом сотрудников Монетного двора, то он вполне мог воспользоваться своими связями для пополнения коллекции музея, тем более, что он также знал лично и хранителя Эрмитажа И.Г. Спасского.

В процессе выпуска новодельных монет был использован штемпельный инструмент разных годов выпуска. В результате этого на свет появилось большое количество металлических купюр с никогда не существовавшими в обращении сочетаниями штемпелей лицевых и оборотных сторон. Наиболее характерными представителями подобных допущенных ошибок могут служить бронзовые 3-копеечники 1933, 1934 и 1937 гг., отчеканеные лицевой стороной серебряного 20-копеечника 1924 г. Не менее известен и 20-копеечник 1934 г., при тиражировании которого был взят штемпель, переставшийся использоваться в 1932 г., в результате чего получился неожиданный «гибрид». Следует отметить, что подобные «ошибки» весьма высоко оцениваются коллекционерами, и стоимость подобного экземпляра на сегодняшний день превышает $10000. Стоимость новоделов, отчеканенных сочетанием «простых» штемпелей составляет $100-300, притом, что цена подавляющего большинства монет с теми же датами (кроме редких «годовиков»), но находившихся в обращении, лежит в пределах от 1 до 10$.

В заключении, могу лишь сказать, что эти новоделы достаточно редки и найти их среди монет из обращения не возможно. Такие монеты могут происходить только из серьезных коллекций. Также добавлю, что новодельные монеты не дешевы и собрать даже сколь значительную подборку новоделов 1931-1952 годов по плечу только весьма обеспеченным коллекционерам.

1. Н.С. Моисеенко.  Советские монеты высших степеней сохранности: правда и вымысел // Антик.Инфо. СПб., ноябрь 2008. № 70. С.70-75.

2. Н.С. Моисеенко. Новодельные монеты продукции Ленинградского монетного двора. Часть 1. 1918-1963 гг. // Петербургский Коллекционер. 2009. N1(51). C. 12-17.

15

Монеты СССР с нестандартным рифлением (Н.С. Моисеенко)

 Январь 6, 2013        Монетный брак    0 

Предлагаю вашему вниманию фрагмент статьи, посвящённый причинам возникновения брака при гурчении в рифлёном кольце и технологии производства самих гуртильных колец.

 Разновидности   технологических   браков[1]

       …Форма и количество рифов на монетах СССР, начиная со второй половины 1940-х гг., строго регламентировались техническими условиями и любой экземпляр, имеющий отклонения, должен был отбраковываться. С другой стороны, согласно условиям приёмки ОТК Монетного двора, партия 3-копеечных монет, содержащая не более 6 дефектных экземпляров из 150-ти произвольным образом отобранных из предъявляемой для сдачи партии монет, могла быть принята Госбанком и, следовательно, 3÷4% монет могут «официально» быть бракованными, но участвовать в денежном обращении. Монеты по «плохому рифу» отбраковывались на заводе гораздо в меньших количествах, чем по другим видам брака. Это связано, прежде всего, со спецификой организации работы контролёров, осматривающих, по большей части, только лицевые и оборотные стороны купюр. В частности, в 1967 году на 317671 выявленную за год ОТК ЛМД бракованную монету 3-копеечного достоинства (это составляло всего 0,81% от её тиража) пришлось только 8136 штук, не соответствующих ТУ по указанному параметру (т.е. имевших дефектный гурт).

   Причиной появления у монет брака «по гурту» является некачественно изготовленное печатное кольцо. До середины 1960-х гг. рифлёные кольца изготавливали путём механической вырубки специальным инструментом (называемым «пуансоном»; ещё раньше, в 1940-х годах именовавшимся «пестиком») отверстия в центре стального сердечника печатного кольца. Позже, вплоть до настоящего времени, на Монетных дворах для этого применяют электроэрозионные станки, позволяющие прожигать отверстия в твёрдосплавных кольцах электродами специально подготовленной формы (этот вид инструмента называется «прошивка»). Таким образом, внешний вид и форма рифов советских монет послевоенных лет определяются исключительно качеством изготовления пестиков или электродов, а любые производственные дефекты гурта монет есть следствие работы плохого гуртильного инструмента.

   «Пуансон» или «прошивка» могли получить дополнительные насечки при изготовлении их на фрезерном станке. При производстве инструмента обрабатываемая деталь (будущий электрод) жёстко крепится в центре станины, а специально изготовленная с помощью делительной головки фреза в форме шестерёнки с острыми зубцами, вращаясь вокруг детали, за один круг нарезает на электроде требуемое количество рифов. В случае, если инструментальщик не уследил за работой станка, шестерёнка могла совершить и более одного оборота, нанеся при этом, соответственно, дополнительную насечку на всю или только на часть образующей окружности электрода. Если же при этом работник успел ненамного отодвинуть шестерёнку от обрабатываемого электрода, то дополнительные рифы получались несколько меньшей глубины, чем первоначальные, и вполне могли не совпасть с последними, а оттиснуться на образующей поверхности в виде дополнительных насечек. Не исключается и обратный ход событий — сначала были сформированы менее «глубокие» рифы, а затем, после перенастройки станка — более глубокие, но при этом не удалось совместить их абрисы. Конечно, вероятность изготовления дефектного кольца невелика — ведь за качеством его изготовления должны были следить, как минимум, два человека (они контролировали количество и качество нанесённых на инструмент рифов), но всё же, как показывает практика, она может составлять несколько процентов.

Н.С. Моисеенко

1. Моисеенко Н.С. Разновидности технологических браков // Петербургский Коллекционер. 2009. №4. С. 16-17.

5